tutchev (tutchev) wrote,
tutchev
tutchev

Март-Октябрь 1917: ложь в "самой свободной стране"

Россию с марта по октябрь 1917 года называли самой свободной, самой демократической страной в мире. Даже Ленин, вернувшись в апреле в Петроград, именно так определил Россию того времени - в своих "апрельских тезисах" (но одновременно там же призвал покончить с властью этого самого демократического в мире Временного правительства).
Однако, при этом все упорно забывают важный аспект внутренней политики Временного правительства - антимонархический, который выразился в следующих вопиющих ограничениях свободы и демократии и наглой лжи в "самых свободных" газетах:
1. С самого начала Временное правительство запретило все монархические партии, организации и газеты.
2. Временное правительство отказалось зачитать в войсках и опубликовать последнее обращение Николая Второго к войскам (9 марта), в котором, кстати, он призывал войска верой и правдой служить Временному правительству. Достаточно прочесть это сильное и искреннее обращение, чтобы понять, что Временное правительство боялось именно живого слова Николая Второго, боялось, что народ (и армия) встанут на его сторону!
За все это время в самой свободной стране в мире не было взято ни одного интервью у бывшего царя, ни у его министров, ни у его сторонников. Да, бывший царь находился под следствием ВЧСК (Всероссийская чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства), но сравните - даже сейчас у нас, отнюдь не в самой свободной стране мира, газеты публикуют заявления всех мало мальски известных подследственных или заключенных! И это обычная практика для демократий - но, как видно, не для "самой свободной России" 1917 года.
3. С самого начала и до конца вся "свободная демократическая печать" публиковала под крупными заголовками на первых полосах откровенную ложь, слухи и измышления о Царской семье (и тупые карикатуры), а сообщения о работе следственной комиссии Временного правительства (ВЧСК), которая раз за разом вынуждена была признавать, что одно за другим все обвинения в адрес Царской семьи и царского правительства опровергаются - эти сообщения публиковались мелким шрифтом на последних полосах. Ну а на следующий день - новые порции лжи на первых полосах правительственных газет (ну и само собою, левой, эсеровской и большевистской печати).
4. Уже летом 1917 года ВЧСК (весьма пристрасно ведшая следствие) пришла к выводу о полной невиновности Николая Второго и Александры Федоровны во всех обвинениях, которые были им предъявлены, и Керенский сказал об этом послу Великобритании Джорджу Бьюкенену. Да, следствие было пристрастно, но следователи того времени еще дорожили своей репутацией и были объективны.
Казалось бы, Царскую семью должны были освободить из-под ареста и позволить им уехать в любое место России или в другую страну. Нет! Эти результаты следствия не были опубликованы в газетах, а публиковации лжи и клеветы о Царской семье продолжались!

Возникает естественный ВОПРОС: чего же так боялось Временное правительство, если, как считалось тогда и считается до сих пор, якобы "весь народ радостно приветствовал свержение самодержавия"?!
Зачем было в таком случае запрещать монархические партии и печать? Зачем было изолировать Царскую семью от общения с журналистами? Зачем нужна была непрерывная ежедневная ложь в печати о Царской семье? Почему правда о работе ВЧСК так и не была опубликована? Почему Царская семья оставалась под арестом?
Все это - даже только это - начисто опровергает мифы о "всенародной радости от свержения самодержавия". Не говоря уже об объективных свидетельствах современников тех событий, особенно в российской глубинке. "Всенародная радость" (и то все же весьма не "все" и не "народная") была только в пьяном истеричном Петрограде и еще в трех-четырех крупных городах России.

ВИНОВНИКИ КАТАСТРОФЫ
Известно, что некоторые активные участники непримиримой оппозиции Николаю Второму вскоре после отречения время от времени как бы прозревали, начинали понимать, в какую катастрофу они ввергают Россию.
Вот, например, что сказал своим коллегам по Временному правительству уже в мае 1917 года главный либерал России Павел Милюков:

«В ответ на поставленные вами вопросы, как я смотрю на совершенный нами переворот, я хочу сказать... того, что случилось, мы, конечно, не хотели... Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета, что громадную разруху в армии остановим быстро, если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, поплатимся за свержение царя лишь некоторой отсрочкой этой победы. Надо сознаться, что некоторые, даже из нашей партии, указывали нам на возможность того, что произошло потом... Конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность лежит на нас.
Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала войны, вы знаете также, что наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования. Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать свое согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть мое внутреннее состояние в настоящее время. История проклянет вождей, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю.
Что же делать теперь, спросите вы. Не знаю, то есть внутри мы все знаем, что спасение России – в возвращении к монархии, знаем, что все события последних двух месяцев явно доказывают, что народ не способен был принять свободу, что масса населения, не участвующая в митингах и съездах, настроена монархически, что многие и многие, голосующие за республику, делают это из страха. Все это ясно, но признать этого мы не можем. Признание есть крах всего дела, всей нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями...»

Прочтем внимательно еще раз эти свидетельства принципиального и непримиримого оппонента и врага Николая Второго и самодержавия вообще, видного кадета и либерала Павла Николаевича Милюкова:
Цитата:
«В ответ на поставленные вами вопросы, как я смотрю на совершенный нами переворот, я хочу сказать... того, что случилось, мы, конечно, не хотели...»
Итак, уже через два месяца после отречения Государя, "в самой свободной стране мира" этот СТОЛП либерализма уже понял и признал, что они (заговорщики, либералы) не этого хотели. Чего же они хотели? Читаем дальше.
Цитата: «Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета, что громадную разруху в армии остановим быстро, если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, поплатимся за свержение царя лишь некоторой отсрочкой этой победы».
Именно так: заговорщики хотели воспользоваться плодами победы, отстранив от власти главного архитектора, руководителя и вдохновителя этой победы - Государя!

Цитата:
«Надо сознаться, что некоторые, даже из нашей партии, указывали нам на возможность того, что произошло потом... Конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность лежит на нас».
Это признание Милюкова опровергает заскорузлый штамп о том, что ВСЕ оппоненты Государя считали необходимым его отречение. Итак, даже среди его главных врагов, либералов, не было единодушия в этом. Что уж говорить о других, не столь невменяемых оппонентов. Что уж говорить о простом народе! - об этом, несколько ниже.

Далее, цитата:
«Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала войны...»
Итак, заговор был, и план свержения Государя разрабатывался по крайней мере с начала войны, с 1914 года.

И вот, еще одно откровенное признание:
Цитата:
«вы знаете также, что наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования».
Поэтому февраль 1917 года был для них последней возможность. И они ее использовали.
Цитата:
«Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать свое согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть мое внутреннее состояние в настоящее время. История проклянет вождей, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю».
Повторим еще раз: уже через два месяца после отречения Милюков понял, что они ввергли страну в катастрофу!

Что же предлагал Милюков в этой ситуации?
Цитата:
«Что же делать теперь, спросите вы. Не знаю, то есть внутри мы все знаем, что спасение России – в возвращении к монархии, знаем, что все события последних двух месяцев явно доказывают, что народ не способен был принять свободу, что масса населения, не участвующая в митингах и съездах, настроена монархически, что многие и многие, голосующие за республику, делают это из страха».
Это признание от СТОЛПА русского либерализма дорогого стоит! И начисто опровергает старые сказки как старых, так и новых либералов, а также советских историков и нынешних красных о том, что якобы весь народ был против монархии!

Но Милюков вовсе не предлагает восстановить монархию и спасти Россию:
Цитата:
«Все это ясно, но признать этого мы не можем. Признание есть крах всего дела, всей нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями...»
И этот крах произошел тогда. И мы расхлебываем его последствия до сих пор!

И еще одно признание, Керенского. Князь Щербатов (годы жизни 1911-2003), который встречался с Керенским в 1967 году (незадолго до его смерти) свидетельствует:
«Керенский страшно мучился. Он... считал все происшедшее с Государем и с Россией своим неискупаемым грехом... Он сказал мне: «Князь, вы должны ненавидеть меня, - за все, что я сделал, а еще больше не сделал, будучи российским премьером. Прощайте и забудьте меня. Я погубил Россию! Но видит Бог, я желал ей свободы!»»

Конечно, современные ленинисты и социалисты могут сослаться как на антимонархические на результаты выборов в Учредительное собрание в ноябре 1917 года: большевики набрали около 25% голосов, а левые партии в целом - до 70%.
Однако, напомним еще раз, что:
– Монархические партии, организации и газеты были с самого начала (после отречения) запрещены Временным правительством.
– Вся либеральная и левая печать все это время (с марта по ноябрь) вела разнузданную антимонархическую пропаганду, скрывая при этом правду о результатах работы следственной комиссии Временного правительства (ВЧСК), которая полностью отвергла все обвинения против Царской семьи.
– К ноябрю 1917 года Временное правительство полностью обанкротилось, да и выборы, хотя и были свободными и демократическими, но проходили уже после свержения Временного и правительства, и при этом - ВАЖНО - до того, как большевики показали свой звериный оскал. Народ жаждал жесткого наведения элементарного порядка - этим и объясняются высокие проценты большевиков. Но им и этого показалось мало — через полтора месяца они разогнали Учредительное собрание и расстреляли из пулеметов мирные демонстрации в его защиту. Бесы оседлали Россию.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments